ПОИСК
Культура та мистецтво

Виктор Мережко: «После рокового выстрела Юматов сам позвонил в милицию и сказал: «Я убил человека, судите меня»

14:27 16 березня 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Любимцу советских зрителей, актеру Георгию Юматову исполнилось бы 85 лет

Впервые Георгий Юматов появился на экране в эпизодической роли. Сыграл гримера в музыкальной комедии Александрова «Весна». Потом были фильмы «Порожний рейс», «Они были первыми», «Стряпуха», «Петровка, 38», «Огарева, 6», «ТАСС уполномочен заявить… ». И, конечно же, «Офицеры». Жизнь особо не баловала его. В юности Юматов ушел добровольцем на фронт, всегда много работал, чтобы обеспечить семью, страдал из-за того, что так и не стал отцом. Но самое страшное испытание судьба приготовила для него на склоне лет, когда всю страну облетела весть: любимый многими актер убил человека. Выстрел, прозвучавший в его квартире мартовским вечером 1994 года, разделил его жизнь на две части — до и после. Любимая работа, слава, всенародное поклонение остались в прошлом. В настоящем — страдание, боль. Он не находил ответа на вопрос, как такое могло произойти с ним?! Неудивительно, что сердце актера не выдержало — спустя три года после случившегося он умер. Об одном из самых известных советских актеров рассказывает сценарист и режиссер Виктор Мережко (фото).

«Я разогнался, как следует долбанул по мячу, и пальцы мне просто сплющило. Оказывается, Жора в тряпки замотал кирпич»

- Виктор Иванович, как вы познакомились с Георгием Юматовым? 

(На фото справа кадр из фильма «Офицеры» с Георгием Юматовым)

 — Это произошло в 1969 году. Я только что окончил ВГИК и поскольку был совсем без денег, режиссер Валентин Козачков пригласил меня переписать чужой сценарий, по которому он снимал картину «Если есть паруса». Главные роли играли Михаил Пуговкин и Георгий Юматов. Была там занята и жена Георгия Александровича Муза Крепкогорская. Сценарий я переписал, но мне разрешили остаться и сыграть небольшую роль матроса буксира, которым командовал Пуговкин. Так я, начинающий сценарист, познакомился с уже признанными звездами.

- И они сразу приняли вас в свою компанию?

 — Парень я в то время был молодой, здоровый (я тогда был накачанным), хорошо работал — им понравилось, как я переписал сценарий. А Георгий Александрович расположился по отношению ко мне еще по одной причине — ему казалось, что он передо мной виноват. Съемки проходили на берегу моря, в порту. В перерывах все играли в футбол на находящейся неподалеку зеленой лужайке. А я этот вид спорта не люблю, поэтому все время сидел в сторонке. Они меня постоянно звали: «Что ты там сидишь, пробей хоть раз по воротам!» Однажды Жора подошел ко мне с тряпичным мячом, который они гоняли, и говорит: «Попробуй — забьешь гол или нет?» Я разогнался, как следует долбанул по мячу — и пальцы мне просто сплющило. Оказывается, Жора в тряпки замотал кирпич.

- Ужас!

 — Да. Из-за этого случая Юматов переживал, все корил себя: «И зачем я, дурак, это сделал?!» То, что я достаточно сдержанно на это отреагировал, его растрогало. С тех пор мы стали как-то по-особому тепло с ним общаться. И не только на съемках, но и по возвращении в Москву. Со временем я приобрел кооперативную квартиру рядом с домом, где жил Юматов, возле метро «Аэропорт». Жора с Музой стали постоянно приглашать меня в гости, у них часто бывали интересные посиделки. Приходили Высоцкий, Марина Влади, Борис Сичкин, Алла Ларионова, Николай Рыбников, Татьяна Конюхова. Это были не пьянки, а времяпрепровождение в веселой компании. Боря Сичкин вел вечер так, что все рыдали от хохота, Володя пел под гитару. Я приходил с женой и очень неловко чувствовал себя в компании этих известных людей. Муза, которая, видимо, понимала мое состояние, говорила: «Витя — будущий гений, мы с вами еще будем гордиться, что сидели с ним за одним столом». До сих пор не могу понять, почему она так решила, но мне приятно, что в какой-то степени ее предвидение оправдалось.

- У Георгия Юматова в то время, наверное, была сумасшедшая популярность?

 — Впервые масштаб его популярности я смог оценить еще в Одессе. С ним невозможно было выйти на обед в ресторанчик гостиницы «Аркадия», в которой мы жили. Жору тут же окружала толпа поклонников. А вечером это вообще приобретало какой-то невиданный размах — город-то морской, гостеприимный. Жора тогда как раз не пил, а ему со всех сторон наливали: «Выпейте с нами — вы же наш любимый актер! Вы же, как и мы, моряк!»

- Во время войны Георгий Александрович служил на флоте?

 — К сожалению, я не так уж много знаю о том периоде его жизни. Как это обычно бывает, только когда человека не станет, мы сожалеем, что так мало его расспрашивали. Знаю, что во время войны он учился в Военно-морской школе, потом ушел на флот юнгой, проявлял, как принято говорить, чудеса храбрости и героизма. За операцию по спасению архитектурной жемчужины — моста в Будапеште, соединяющего две части города, — получил медаль Ушакова. Это уникальная награда — платиновая звезда, в которой крепится серебряная цепь с якорем. Незадолго до смерти все свои награды, в то числе и эту медаль, Жора передал мне. Я храню ее в ячейке банка — мало ли что.

«Анатолий Кузнецов — актер хороший, но я вас уверяю, что Юматов сыграл бы Сухова лучше»

- Какая роль Юматова-актера больше всего соответствует Юматову-человеку?

 — Наверное, роль Веньки Малышева в фильме «Жестокость», снятом по книге Павла Нилина. Малышев покончил жизнь самоубийством, потому что не смог пережить несоответствия его революционных идеалов реальной жизни. Жора обладал всеми качествами своего героя: принципиальность, категоричность, несгибаемость, жесткость плюс гипертрофированная моральная сила. Он не умел трусить, идти на компромисс.

- А одну из самых знаменитых своих картин «Офицеры» любил?

 — Не очень. Рассказывал, что исполнители главных ролей не считали снимавшего фильм Владимира Рогового серьезным режиссером. Он долгое время работал директором на различных картинах, был прекрасным организатором, как сказали бы сейчас, продюсером, а вот режиссером — никаким. Поэтому актеры все делали сами, много импровизировали. В особо сложных случаях им помогал оператор Михаил Кириллов, работавший со многими знаменитыми режиссерами. Картина не нравилась Жоре и чисто концептуально — он считал, что она неглубокая, всего лишь пересказ советской истории. Но, по иронии судьбы, именно «Офицеры» принесли ему фантастическую популярность. Когда он приходил на расположенный неподалеку от его дома Ленинградский рынок, торговцы и покупатели буквально хватали его за руки: «Юматов! «Офицеры»!» Эта роль стала главной в его жизни, хотя у него есть другие замечательные картины — «Порожний рейс», «Они были первыми».

- Почему его утвердили на роль Сухова в «Белом солнце пустыни», но не снимали?

 — Он очень по этому поводу переживал, картина ведь стала хрестоматийной. Все было очень просто — он «развязал». Худсовет возмутился: «Как это так? Юматов не успел приехать на съемки и сразу напился!» И режиссер Владимир Мотыль вынужден был отказаться от Жоры и пригласить Анатолия Кузнецова. Он актер, конечно, хороший, но я вас уверяю, что Юматов сыграл бы лучше. Он даже к фамилии Сухов подходил больше — мускулистый, накачанный, состоящий весь из скрученных, как лианы, мышц.

- Как в одном человеке сочетались такие вещи — занятия спортом и тяга к спиртному?

 — Он особо и не занимался спортом, таким стально-мускулистым и сильным сделала его природа. В загул обычно уходил на пару недель, а потом на длительное время «завязывал». Как все пьющие люди, находящиеся в «завязке», очень не любил, когда кто-то рядом выпивал. Злился страшно! Если Муза позволяла себе вечером граммов пятьдесят коньячку выпить, ругался, отбирал у нее фляжечку и прятал.

«Ты вот фронт прошел, — сказал Жоре дворник, — а живешь, как собака, в дерьме»

- Сейчас много пишут о том, что они с Музой Викторовной плохо жили.

 — Неправда! Это были двое одиноких людей, которым Бог не дал детей. После операции, которую Муза сделала в молодости, она не могла рожать. Но супруги любили друг друга. Однажды у Музы случился серьезный роман с известным актером, фамилию которого я по этическим причинам предпочел бы не называть. И она даже сделала попытку уйти. Жора переживал бесконечно и заставил Музу вернуться. Когда он начинал пить, она старалась держать его в руках. Жора любил свой дом, обожал готовить — у него прекрасно получалась уха, супчики, борщики. «Музок! — кричал он жене из кухни.  — Все готово». И Муза тут же звонила мне: «Приходи, Жора приготовил очень вкусное мясо». Нет, жили они хорошо. Думаю, именно поэтому Муза пережила Жору всего на год. А от одиночества их спасали животные: кошки и собаки.

- Уживались в одной квартире?

 — Запросто! Муза подбирала котят, а собаки у Жоры были добрые, тут же начинали облизывать, нянчить каждого нового котенка.

- Георгий Александрович очень любил собак?

 — Я бы сказал, что он был на них помешан. И тому есть причина — во время войны собака спасла ему жизнь. Минуты за две до взрыва корабельная собака внезапно прыгнула за борт — видимо, почувствовала недоброе, у животных ведь потрясающее чутье. Жора, чтобы спасти собаку, прыгнул за ней. Проплыл, наверное, пару десятков метров, и тут в судно попала бомба, разнесшая его в щепки. Юматов же выплыл на берег Дуная живой и здоровый. С тех пор у него с собаками были трогательные отношения. Самой любимой была Фрося — умнейшее существо. Из-за нее, собственно, и произошли трагические события в жизни Жоры.

- Что случилось в злополучный вечер 6 марта 1994 года?

 — Накануне умерла Фрося. Юматов сильно переживал и пригласил дворника-азербайджанца, который помогал ему хоронить собаку, выпить с ним. Все началось с того, что подвыпивший гость сказал: «Что ты так убиваешься? Это всего лишь собака!» Жора ответил, что собака часто бывает намного лучше иного человека. Если уж собака любит, то никогда не предаст. Слово за слово, начался спор. «Ты вот фронт прошел, — сказал Жоре дворник, — а живешь, как собака, в дерьме». А надо сказать, что комната у Жоры действительно была захламлена — там стояли и автомобильные скаты, и удочки. Муза была добрейшей женщиной, но не очень хорошей хозяйкой, за чистотой почти не следила. Ну а когда собеседник Жоры выразил сожаление, что в войне победили мы, а не немцы, дошло до кулаков. Дворник выхватил нож, а Жора сорвал со стены охотничье ружье и выстрелил. Юматов сам позвонил в милицию и сказал: «Я убил человека, судите меня». Его арестовали, ему грозил солидный срок.

- Сколько времени он провел в «Матросской тишине»?

 — Где-то полгода. Адвокату удалось доказать, что Юматов действовал в целях самообороны, а через год, к 50-летию Победы, он попал под амнистию. Но Жора сам наказал себя гораздо сильнее, чем это мог бы сделать любой суд. Он очень тяжело переживал случившееся, стал ходить в церковь — исповедовался, причащался. Он потому и ушел из жизни так рано, что не смог до конца осознать эту трагедию и сам себя не простил.

- Как зрители, его поклонники отнеслись к этой истории?

 — Если все это случилось с ним сегодня, общество бы просто сожрало его. Тогда люди были добрее, мудрее, способны к состраданию и умели прощать. Поневоле напрашивается параллель с Владом Галкиным, который был, пожалуй, таким же народным любимцем, как и Жора. Галкин попал в гораздо более мягкую ситуацию, и то его затравили. А Жоре сочувствовали, никто его не осуждал. Юматов — бывший фронтовик, он страдал, но держался, а Влад страдал, но не удержался. Не знаю, как у вас в Украине, а Россия стала злая…

4238

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.