ПОИСК
Культура та мистецтво

«Утвердить обаятельного Ефима Копеляна на роль кулака Кафтанова в фильме «Вечный зов» было очень тяжело…»

11:00 4 травня 2012
Інф. «ФАКТІВ»
Исполнилось 100 лет со дня рождения известного советского актера

Ефим Копелян — один из тех актеров, без которых невозможно представить себе советское кино. Его роли в фильмах «Опасные гастроли», «Даурия», «Бабье царство», «Крах инженера Гарина», «Соломенная шляпка», трилогии о неуловимых мстителях зрители помнят и цитируют до сих пор. Его называли Ефимом Закадровичем за особый, бархатного тембра, голос, способный украсить любую картину. Конечно, классикой жанра является озвучивание Копеляном культовой картины Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны». За эту работу актер получил Государственную премию СССР.

Преждевременная смерть Ефима Копеляна до сих пор волнует как историков кино, так и простых зрителей. В 1974 году врачи поставили актеру, жаловавшемуся на боли в желудке, страшный диагноз: рак. Копелян так переволновался, что попал в больницу с инфарктом. Там он прошел обследование, которое показало, что никакого рака у Ефима Захаровича нет, просто сердечная боль отдавала в желудок. Актер умер спустя несколько месяцев от повторного инфаркта в санатории в Мельничьем ручье под Петербургом.

Последней ролью Ефима Копеляна стал кулак Кафтанов в фильме-эпопее «Вечный зов». Об актере вспоминает один из режиссеров ленты Владимир Краснопольский.

«Вечером после спектакля Копелян прилетал к нам на самолете, ночью снимался, а утром снова улетал»

 — Судьба была настолько благосклонна к нашей картине и к съемочной группе, что свела нас с Ефимом Захаровичем, - вспоминает Владимир Аркадьевич (на фото). — Работать с таким мастером — большая удача. Это действительно был матерый актерище, человек, рожденный для того, чтобы посвятить свою жизнь искусству. Мало кто так умел перевоплотиться, почувствовать роль изнутри, как это делал он. Благодаря этим своим данным Копелян, будучи человеком, мягко говоря, не русской национальности, сумел великолепно сыграть русского мецената Савву Морозова в фильме «Николай Бауман». Что, русских актеров на эту роль не нашлось? Но пригласили именно его, потому что в нем было много доброты, душевной размашистости, которая необходима для такого образа. Кстати, после этой роли о Копеляне заговорили не только как о театральном, но и как о киноактере — до Морозова Ефим Захарович снимался в кино исключительно в эпизодах.

— Почему на роль кулака Кафтанова в знаменитом фильме «Вечный зов» вы пригласили именно Ефима Копеляна?

 — Нам с Валерием Усковым посоветовали взять его, но до конца в правильности такого решения мы уверены не были. Помню, пришли на киностудию имени Горького, когда Ефим Захарович озвучивал фильм «Семнадцать мгновений весны». Нужно было подождать перерыва, и мы стояли в коридоре. Никогда не забуду, как он вышел к нам — просто море обаяния! Именно таким представляли себе Кафтанова. Мы с Усковым переглянулись и поняли: играть будет он.

— Легко было утвердить его кандидатуру?

 — В то время в кино существовала традиция: негативного героя — белогвардейца или кулака — обязательно должен играть очень неприятный человек с отталкивающей внешностью. Мы с Усковым первыми начали с этой традицией бороться еще во время съемок фильма «Тени исчезают в полдень», где на роли кулаков приглашали интересных, в том числе и внешне, актеров. Мы исходили из того, что это люди не только со своей биографией, порой трагической, но и собственной философией — они боролись за то, что считали правильным. И Кафтанов был именно таким героем, поэтому кандидатуру Копеляна пришлось отстаивать.

*Кулак Михаил Лукич Кафтанов в исполнении Ефима Копеляна — настоящий барин. Кадр из сериала «Вечный зов»

Когда мы рассказали Ефиму Захаровичу о том, кого ему предстоит сыграть, он рассмеялся: «Вы так заразительно рассказываете о своем замысле! А сценарий принесли?» Взяв сценарий первых пяти серий, сказал: «Сегодня всю ночь буду его в поезде читать. Я ведь дома почти не живу, все свободное от работы время провожу в поездах Ленинград — Москва и Москва — Ленинград. Мне кажется, он был настолько насыщен творчеством изнутри, что даже забывал о каких-то семейных, домашних делах. Сейчас я понимаю, что такая работа на износ, как у него, выше человеческих сил. Бывало, вечером после спектакля он прилетал к нам на самолете, ночью снимался, а утром снова улетал, чтобы успеть на репетицию в театре. Не удивительно, что в результате подорвал свое здоровье. Тем не менее, когда бы он не приехал и каким бы уставшим не был, всегда соглашался играть, ни разу ни на что не пожаловался. Наоборот, приезжал в прекрасном настроении, привозил нам ленинградской водочки.

«Ефим Захарович несколько раз поступал в театральное училище. Его не принимали — говорили, что бездарный»

— Разве на съемочной площадке не было сухого закона?

 — Был, но мы позволяли себе в обед выпить граммов по тридцать — для поднятия настроения. Ну и по вечерам — под долгие задушевные беседы. На съемках, сидя в палатке под проливным дождем, заслушивались его рассказами о работе в том или ином фильме. Много общались и ночами. Дело в том, что мы втроем — Тамара Семина, Ефим Захарович и я — жили в одном деревенском деревянном доме. У каждого, конечно, была своя комната, но мы, помывшись по очереди в деревенской бане, собирались вместе: ужинали, пили чай. Садились за стол с вечера, а вставали чуть ли не под утро. Все ночи напролет разговаривали.

— Сегодня что-то из тех рассказов помните?

 — Больше всего нас поражал тот факт, что этот великий актер несколько раз поступал в театральное училище, а его не принимали — говорили, что он бездарный и ничего не сможет сделать в искусстве. Он вспоминал об этом, смеясь: «А я все равно знал, что смогу быть актером. Наступал новый учебный год, я приходил и снова подавал документы. В результате им ничего не оставалось, как принять меня». Ефим Захарович окончил школу-студию при знаменитом БДТ. Как лучшего студента его оставили в труппе. Впоследствии, когда театр возглавил Товстоногов, Копелян стал одним из самых любимых актеров этого легендарного режиссера.

— Как вам работалось с таким мэтром, как Копелян?

 — Несмотря на то что я был гораздо младше его, он всегда говорил: «Хороший ты режиссер — подаешь очень точные репризы и даешь правильные указания!» Он, кстати, в отличие от многих маститых актеров, легко признавал свои ошибки, говорил: «Да, тут я неправильно сыграл, давайте сделаем еще один дубль». Шел к людям с открытой душой, а это очень важно для зрителей — они не любят замкнутых актеров. И если актер не раскрывается в роли, значит, либо его неправильно подобрали (и эта работа не для него), либо он просто с ней не справляется.

У нас в картине собрался замечательный актерский ансамбль, в котором рядом со звездами кино первой величины Лапиковым, Басилашвили, Вельяминовым, Семиной, Копеляном работали актеры провинциальных театров. Фильм стал легендой советского кино, а нас с Усковым при жизни причислили к классикам. Не в последнюю очередь это произошло благодаря Копеляну. Он был камертоном, на чистую игру которого ориентировались остальные.

«Получается, что такого замечательного актера загубили по халатности»

— Помните последнюю встречу с Ефимом Захаровичем?

 — Это был обычный съемочный день, сейчас даже кажется странным, что он ничем не отличался от других. Копелян уехал в Ленинград, и мы узнали, что у него инфаркт, он находится в больнице в крайне тяжелом состоянии. Мы тогда так переживали, что не могли ничем заниматься. Когда не было Ефима Захаровича, съемки у нас останавливались.

Потом сообщили, что Копелян пошел на поправку, и мы уже предвкушали радость от его приезда. Но через несколько месяцев пришло трагическое известие. У нас в группе был настоящий траур. К тому же осталось несколько эпизодов с участием актера, которые мы не успели отснять, а это трагедия не только для нас, но и для кино. Конечно, в первую очередь мы скорбели по Копеляну-человеку — доброму, искреннему, отзывчивому. Сочетание выдающихся профессиональных и замечательных человеческих качеств — большая редкость. Если бы меня попросили охарактеризовать Ефима Захаровича в нескольких словах, я бы сказал, что это был человек, который всегда улыбался. У него была какая-то совершенно магическая улыбка — в усы. И добрейшие глаза, светившиеся дружелюбием, они будто озаряли все вокруг. Создавалось впечатление, что даже стоявшие на площадке осветительные приборы начинали гореть ярче — с ним к нам приходила радость творчества.

— Ефим Копелян ушел очень рано…

 — И, на мой взгляд, очень странно. Он ведь умер накануне 8 Марта, в санатории под Ленинградом, ему стало плохо на прогулке. Никого из медперсонала на месте не оказалось — все праздновали. Вызвали «скорую», но она ехала из Ленинграда и, естественно, опоздала. Говорят, если бы помощь подоспела вовремя, актера можно было бы спасти. Столько лет прошло, а меня до сих пор мучает ощущение несправедливости и нелепости произошедшего, получается, что такого замечательного актера загубили просто по халатности.

5108

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.