ПОИСК
Культура та мистецтво

Евгений Нищук: "Проведение "Евровидения" в нашей стране расцениваю как инвестицию, от которой Украина может только выиграть"

8:00 18 травня 2016

Первой заграничной поездкой в должности министра культуры Украины у Евгения Нищука стал визит в Стокгольм. Известный столичный актер, вновь возглавивший министерство, признается, что связан визит был лишь сугубо с деловой поездкой, а на финал «Евровидения-2016» Евгений попал благодаря своей коллеге из Швеции.

Отправляясь в Стокгольм, Евгений Нищук и думать не смел, что вернется домой уже в страну-победительницу. Благодаря Джамале и ее блестящему исполнению песни «1944» в следующем году «Евровидение» будет принимать Украина. Радостное для всех событие прибавит работы вновь назначенному министру. Правда, Евгения Нищука это совсем не пугает. Своими мыслями по поводу «Евровидения-2017″ он поделился в самолете, летевшем рейсом Стокгольм—Киев. Нищук говорил о возможности присуждения звания «Народная артистка Украины» Джамале. А уже вечером эти мысли стали реальностью.


*"Это фантастическая победа. Ты сделала счастливыми огромное количество людей", — сказал Петр Порошенко Джамале, поздравляя ее с получением звания «Народная артистка Украины»

— Помнится, Руслане после ее победы на «Евровидении» в 2004 году тоже присвоили звание «Народная артистка».

— Да, «перепрыгнув» заслуженную. Но это исключительная ситуация, которая касается имиджа страны в мире. Конечно, Джамала достойна такого звания. Некоторые говорят, что звание «Народный артист» уже не актуально, его можно было бы и вовсе упразднить. Но пока этого не сделано, оно остается одним из самых весомых для артиста.

— Когда вы летели в Стокгольм, было предчувствие, что Украина может победить?

— Конечно, мне этого очень хотелось. Тем более, что Джамала профессиональная певица, с прекрасным вокалом. Правда, я не совсем был уверен в том, что песня «1944» соответсвует формату «Евровидения». Было интересно посмотреть, примет ли европейское сообщество эту композицию-балладу.

— Вы присутствовали на финале «Евровидения» в «Глобен-арене»?

— Я был в зале со своей коллегой Алис Ба Кунке — министром культуры и демократии Швеции. На самом деле в Стокгольм я приехал на рабочую встречу по приглашению министра. Мы обсуждали вопросы, касающиеся культурного сотрудничества и помощи Швеции в реформировании музейной среды в нашей стране. Так совпало, что в это же время проходило «Евровидение». Хотя, возможно, моя коллега специально подгадала поездку под финал международного конкурса. Мы были так напряжены, когда стали оглашать итоги. Австралия лидировала по очкам и, честно говоря, я, забыв про новый формат объявления голосов, уже смирился с тем, что австралийка победит на «Евровидении». Увидев, как я расстроился, коллега, подбадривая, сказала: «Ничего, это все равно победа». Видимо, намекая на то, что Австралия опередила в том числе и Россию. И тут буквально через несколько минут начинается следующая фаза объявления голосов. Я смотрю, мы откатываемся назад. Был просто в шоке. А потом вперед вышли лишь две страны: Украина и Россия. Было впечатление, что зал буквально замер на минуту. И вдруг как гром: Джамала побеждает! Недалеко от нас сидели Мустафа Джемилев и делегация крымских татар. Я увидел, что на их глазах были слезы.

— Говорят, такого интригующего финала давно не видело «Евровидение».

— Это были неимоверные ощущения. Мне кажется, я кричал громче всех. Все вокруг стали нас поздравлять, обнимать. Это была такая солидарность, воспринимавшаяся больше, чем просто культурная победа. Я понимал, как произошедшее важно для крымскотатарского народа, к тому же накануне 72-й годовщины депортации татар из Крыма. Для Украины это колоссальный импульс. Нашей стране сейчас очень не хватает позитивных успешных моментов. А ведь именно они лечат общество, избавляют его от депрессии и вселяют веру в то, что мы все можем преодолеть.

— Но вы ведь понимаете, что теперь легче не будет — впереди проведение «Евровидения» в Украине.

— Мои первые ощущения были переполнены счастьем от победы. А потом наступила следующая фаза — мне стали писать sms-ки: «Евгений, ты фартовый, это твоя первая заграничная поездка в качестве министра и такой успех. Но что будем делать дальше?» На самом деле, не нужно бояться. В ближайшее время мы проведем встречу с командой Джамалы, которая имеет большой опыт и знает, как работать на «Евровидении». Конечно, хотелось бы получить и государственную поддержку. Но речь не идет о том, чтобы забивать большие средства в бюджете. Тут нужно выработать механизм, который имел бы коммерческую привлекательность. К тому же следует продемонстрировать всему миру, что мы способны обеспечить безопасность и дать понять, что в нашу страну можно приезжать с инвестициями.

— С чего начнется подготовка?

— Прежде всего надо определить город и место, в котором пройдет «Евровидение-2017». С этим нельзя затягивать и вести долгие дискуссии. Сразу после финала Виталий Кличко позвонил и сообщил, что Киев может принять конкурс. Свою готовность выразили и мэры Львова, Одессы, Днепропетровска. Видя подготовку, которую провели шведы на «Глобен-арене», я понимаю, что подобное мероприятие можно провести только на стадионе «Олимпийский» в Киеве. Что касается крыши, то на «Олимпийском» есть специальная система, способная создать еще больший «козырек». С нынешними современными технологиями можно сделать тонкую пленку, которая полностью закроет купол стадиона. Что касается поля, то есть специальные покрытия, закрывающие траву.

Если нам удастся провести конкурс на «Олимпийском», то по количеству зрителей мы сможем побить все рекорды «Евровидения». В Швеции было 18 тысяч зрителей. Наш стадион вмещает 40 тысяч. Понятно, что не все места будут задействованы, но количество пришедших на концерт может быть в два раза больше, чем в «Глобен-арене». К том же можно задействовать площади «Олимпийского», сделав там «Евроклуб». В Стокгольме приходилось преодолевать значительное расстояние от «Глобен-арены» до «Евроклуба», где происходили интересные встречи. Для проведения подобного конкурса очень важна безопасность. Киев этим требованиям отвечает лучше других городов. В свое время подготовка к «Евро-2012″ сработала на то, что мы теперь можем принимать подобные масштабные мероприятия.

— Вы интересовались, в какую сумму Швеции обошлось «Евровидение»?

— Мне называли 20 миллионов долларов. Но не следует забывать, что на конкурс очень хорошо продаются билеты. Они расходятся буквально за первые часы продажи. Это при том, что в Швеции они были очень дорогие — некоторые из них продавали по 700 евро. Абсолютно все билеты были распроданы. Приличные деньги. К тому же большое количество гостей — это всегда прибыль для гостиниц города. Поэтому мэры с большой охотой предложили свои услуги. Кстати, что касается стоимости билетов, то я думаю, что за счет большого количества мест на «Олимпийском» они не будут очень дорогими. К тому же думаю, что привлечение внимания Европы к Украине за это время может «дожать» Россию, чтобы она прекратила войну на востоке нашей страны. Безопасность — она ведь общая для всех. Поэтому «Евровидение» я расцениваю как инвестицию, от которой Украина может только выиграть.

— «Евровидение» — это прежде всего телевизионный конкурс, а значит, в нем должны быть заинтересованы телекомпании. Монополии Первого национального не будет?

— Сейчас сложно сказать, нужно провести рабочую встречу. Я знаю, что перед финалом «Евровидения» представители шведских телекомпаний в неформальной обстановке встречались для подведения итогов. Там была и министр культуры и демократии Швеции, потому что в ее сфере и вопросы телевидения. Собрались норвежская телевизионная группа, скандинавская. Каналы работали в копродукции, поэтому, мне кажется, в вопросе показа «Евровидения» не может быть монополии.

— Мировые эксперты уже заявили о том, что шоу в Стокгольме было одним из самых лучших за все время проведения «Евровидения».

— Оно было действительно потрясающим. Во многом благодаря прекрасным ведущим. У нас тоже есть достаточно много интересных личностей. Вопрос в том, что ведущие «Евровидения» должны прекрасно владеть английским языком. В идеале — еще и французским. Мне сложно сказать сейчас, кто это мог бы быть: Сергей Притула, Юрий Горбунов. Было бы отличной идеей сделать ведущей Верку Сердючку, но, по-моему, Андрей Данилко не очень хорошо говорит на английском языке. Думаю, у нас еще есть время определиться.

— Вы сами не хотите попробовать?

— Конечно, у меня большой опыт как у ведущего. Но сейчас я занимаю государственную должность, поэтому вряд ли смогу поработать в другой роли. Как минимум это будет некорректно. Я сразу обратил внимание на то, как работали ведущие на «Евровидении». Суфлер — огромный экран, на котором шел текст, стоял посреди зала на расстоянии приблизительно 30 метров от сцены. Петра Меде и Монс Зельмерлёв читали все слово в слово, ни одной буквы от себя. Это свидетельство высочайшей профессиональной подготовки. На «Евровидении» очень жестко расписано время, потому что это прямая телетрансляция. Даже когда ведущие спускались в грин-рум для беседы с участниками, они в руке держали небольшие карточки с вопросами и не отвлекались на лишние беседы.

— Вы совсем недавно заняли пост министра и сразу такое испытание.

— Знаете, у меня смешанные чувства. Конечно, я понимаю, что это будет огромная нагрузка. Тем более, что сейчас мы параллельно работаем над несколькими проектами: 25 лет независимости Украины, 75-я годовщина Бабьего Яра.

— Судя во всему, в отпуск летом вы не собираетесь.

— Конечно, нет.

— Как вы полагаете, «Евровидение» приблизит нас к Европе?

— По крайней мере, это еще одна возможность продемонстрировать, что мы развитая, позитивная, гостеприимная нация, проявившая себя в 2012 году во время футбольного форума. Те же шведы до сих пор вспоминают, насколько комфортно им было в нашей стране. Тогда многие поменяли свое мнение об Украине. «Евровидение» должно показать, что у нас, вопреки ложной информации, нет хаоса и разрухи. Да, мы переживаем большие проблемы: политические, экономические. Но я знаю, что ментально украинцы в сложные для страны моменты умеют собраться, отбросив внутренние противоречия.

— Думаете, россияне приедут к нам на «Евровидение»?

- Украина — открытая страна. Я не думаю, что мы будем создавать им какие-то преграды. С другой стороны, все будет зависеть от ситуации ближе к событию. Я, да и все украинцы, надеемся, что очень скоро наступит тот день, когда будет прекращена война. И наконец начнется диалог. После военных событий «Евровидение» — как раз тот момент, который даст для этого возможность. Мне очень хочется верить, что «Евровидение» в Украине — это путь к долгожданному миру. Однако очевидно, если тот или иной артист с какой-либо из стран будет высказываться против Украины, разжигать межнациональную вражду, то в отношении его компетентными органами государства возможно принятие решения о запрете его въезда в страну

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

2970

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.