Культура и искусство Из жизни замечательных...

Внук Ивана Франко: "Однажды поздней осенью дед прошел под конвоем босиком почти 200 километров"

8:00 17 января 2017
Иван Франко

В столице открыт Музей-квартира семьи Франко, инициатором создания которого стал внук Каменяра Роланд Тарасович

— Я родился и вырос во Львове в двухэтажном доме, построенном моим дедушкой поэтом Иваном Франко, — говорит внук Каменяра, председатель правления Международного фонда имени Ивана Франко Роланд Тарасович. — В 1950 году советские власти по сути заставили моего отца Тараса (он был средним сыном Франко) переселиться с семьей из Львова в столицу. Он тогда преподавал классическую филологию во Львовском университете и был директором Литературно-мемориального дома-музея Ивана Франко во Львове, в котором жила наша семья. В те годы народ в Галичине вел вооруженную борьбу с имперским коммунистическим режимом, а семья Франко являлась духовным символом сопротивления. Поэтому нас решили выслать из Львова. Сейчас благодаря сохранившимся в архивах документам мы знаем, что спецоперация НКВД по нашему выселению называлась «Днепр».

— Под каким предлогом вашу семью выслали из Львова?

— Осенью 1949 года там был убит писатель-коммунист Ярослав Галан, после чего чекисты заявили моему отцу Тарасу, что бандеровцы начали охоту на известных людей края. К папе приставили двух охранников, а затем сказали, что в интересах безопасности нашей семье нужно переехать в Киев. Еще одним поводом стало то, что архив Ивана Франко отправлялся в столицу, а мой отец был лучшим его знатоком. И все же он не хотел покидать родной Львов, тем более что причин опасаться подпольщиков у него не было: никакого отношения к большевикам он не имел. Увидев, что отец не хочет прислушаться к «пожеланию» властей, моя старшая сестра Зеновия благоразумно заявила: «Если не поедем в Киев, НКВД отправит нас в Сибирь». Отец, думаю, и сам это понимал.

*Внук Ивана Франко Роланд рассказал, что в 1950 году власти заставили его отца с семьей переехать из Львова в столицу. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

В столицу мы перебрались в 1950 году. Нас поселили в доме напротив оперного театра в большой шестикомнатной квартире, в которой до этого жил глава горисполкома Киева Алексей Давыдов (его именем назван один из бульваров столицы). Такая вот «золотая клетка». Отец поступил на работу в Институт литературы имени Тараса Шевченко.

— В среде интеллигенции Львова в 50—60-е годы прошлого века существовала своего рода поговорка: «Разве можно, посетив Киев, не побывать в доме Франко», — говорит старший научный сотрудник Института Ивана Франко НАН Украины Наталья Тихолоз. — Тарас Иванович с женой Екатериной Ивановной принимали у себя патриотов, причем не только из Галичины, но и из других уголков страны, благо жилплощадь им это позволяла. Тарас жил в состоянии внутренней оппозиции к советской власти, чиновники от культуры знали это (он позволял себе публично делать критические замечания), поэтому ему старались не давать слово на официальных мероприятиях. Он всячески боролся за сохранение украинского языка, в 1967 году был в числе деятелей культуры и науки, подписавших письмо к властям в его поддержку. В этом документе, в частности, отмечалось, что в Донецке тогда осталась лишь одна школа с преподаванием на украинском языке.

У Тараса было превосходное чувство юмора. Те, кто с ним общался, вспоминали, например, такой эпизод: заседает ученый совет, сына Франко спрашивают: «Тарас Иванович, чем вы сейчас занимаетесь?» Повисает пауза, и наконец звучит ответ: «Перевожу, перевожу». — «А что же вы переводите?» — «Постановление ЦК ВКП (б) на латинский язык». Все понимали, что это дерзкая насмешка над правящим режимом.

— Для нашей семьи Киев никогда не был чужим: достаточно сказать, что мой дедушка, поэт Иван Франко, встретил свою будущую жену Ольгу Хоружинскую во время своего первого приезда в столицу в 1885 году, — продолжает Роланд Франко. — Дедушка тогда остановился у историка и этнографа Елисея Трегубова, преподававшего в коллегии Павла Галана. Ольга, слушательница высших женских курсов, гостила у Трегубовых (Елисей был женат на ее родной старшей сестре). Девушка понравилась молодому Франко, и вскоре после возвращения во Львов он попросил в письме ее руки. Свадьбу сыграли в мае следующего года в Киеве. Жених был на восемь лет старше невесты.

*Иван Франко познакомился со своей будущей женой Ольгой Хоружинской в Киеве

Ольга и ее трое сестер находились под личным покровительством российского императора Александра II. Это связано с печальной историей тяжелого ранения их родного брата Николая во время крымско-турецкой войны. Врачи сказали, что спасти его ноги им не под силу — необходима ампутация, иначе он погибнет от гангрены. Молодой офицер отказался от операции и умирал. Как раз в это время госпиталь посетил император. Он поинтересовался, что офицер просит за верную службу. «Позаботиться о сестрах — они круглые сироты», — ответил Николай. После этого разговора все четверо сестер Хоружинских были приняты в Харьковский институт благородных девиц, который опекал император.

— Ольга была бесприданницей?

— Ошибаетесь. Приданым всех четырех сестер Хоружинских обеспечил дед их мамы миллионер из Одессы генерал Таманов. Ольге он выделил 10 тысяч царских рублей (внушительная по тем временам сумма), серебряный сервиз, меха… Значительная часть денег затем пошла на строительство двухэтажного дома во Львове, в котором сейчас расположен Мемориальный дом-музей Ивана Франко. Впрочем, средств Ольги не хватило — Ивану пришлось брать в долг. Он не смог погасить кредит, и уже после смерти оставшуюся сумму возвращал его сын Тарас. У четы Франко было трое сыновей — Андрей, Тарас, Петр — и дочь Анна.

*Дети Ивана Франко (слева направо): Андрей, Тарас, Петр и Анна

— Как познакомились ваши родители?

— Их свел случай: в конце предвоенного 1913 года отец отправился по линии общества «Просвіта» в небольшой живописный городок Бобрка, что неподалеку от Львова, — продолжает Роланд Тарасович. — На организованном там вечере «Просвіти» по поводу новогоднего праздника Маланки познакомился с секретарем местного отделения этой организации красавицей Екатериной Фалькевич. Ей было 17 лет, ему — 24 года. Они полюбили друг друга. Однако стать мужем и женой им было суждено только через восемь лет: в 1914-м разразилась Первая мировая война, Тараса призвали в австро-венгерскую армию. После большевистского переворота в России он попал под Одессой в плен к «красным». Прошел лагерь военнопленных в Кожухове под Москвой, затем жил в Харькове, занимался издательской деятельностью. В июле 1922 года ему удалось добиться разрешения уехать во Львов. Тогда это была заграница — Галичина входила в состав Польши. Повидавшись с матерью, сразу же отправился к любимой Кате в Бобрку. Все это время она ждала Тараса. В августе 1922 года они обвенчались.


— Мне удалось найти документы о том, что в плен Тарас попал, когда после развала Австро-Венгрии стал бойцом Украинской галицкой армии, сражался за свободу Украины
, — говорит Наталья Тихолоз. — Большевики расстреляли всех пленных однополчан Тараса, занимавших командирские должности. Франко был рядовым, это его и спасло. Из лагеря Тараса вытащили члены прокоммунистической организации Галбюро, аргументировав просьбу об освобождении тем, что он — сын выдающегося поэта. Приехав из Подмосковья в Харьков, Франко стал свидетелем голодомора в Украине 1920—1921 годов и насилия во всех сферах общественной жизни, устроенного большевиками. Условием выдачи Тарасу разрешения на возвращение во Львов стала его расписка о том, что он не станет рассказывать об увиденном в «пролетарской» республике. Однако Франко не стал молчать. Приехав в Галичину, написал три статьи на эту тему. Мне стоило немалых усилий разыскать их. Советская действительность показана в этих публикациях предельно правдиво и жестко. Наверняка, когда в 1939 году Красная армия заняла Западную Украину, в НКВД не знали о статьях, иначе уничтожили бы их автора.

— У вас редкое имя. Почему родители его выбрали?

— Накануне моего рождения отец перевел на украинский поэму «Песня о Роланде», написанную на старофранцузском языке (в ней рассказано о чудесах храбрости, проявленных отрядом войска императора Карла Великого под руководством графа Роланда в сражении с превосходящими по силам маврами в 1066 году. — Авт.). Впечатлившись героизмом графа, папа назвал меня в его честь. Отец очень хотел сына, но у них с мамой одна за другой родились дочери Зеновия и Дарья. Я стал самым младшим ребенком.

— Что вам запомнилось из вашего львовского детства?

— Конфеты, которые мне дарила бабушка, хотя она со мной… практически не разговаривала. Такое поведение было результатом сильнейшего потрясения, случившегося из-за смерти старшего любимого сына Андрея. Она жила на втором этаже дома, наша семья — на первом. При этом бабушка категорически отказывалась общаться со своим средним сыном, моим отцом Тарасом. Признавала только мою маму, ласково обращалась к ней: «Катериночко». Даже со мной, внуком, она не желала хотя бы словом перемолвиться, и все же по-своему заботилась. Однажды я ходил по двору с рогаткой, бабушка вышла на крыльцо, какое-то время смотрела на меня, затем что-то оставила и ушла. Я подошел проверить, что там. Оказалось, сладости. С тех пор она регулярно угощала меня таким вот необычным образом.

— Почему умер первенец вашей бабушки Андрей?

— Какой-то мальчишка кинул ему в голову здоровенный камень. Рана затянулась, но с тех пор начала часто болеть голова. Через несколько лет развилась эпилепсия. От этого недуга он скончался во сне в возрасте 26 лет в 1913 году. Бабушка не могла смириться с этой трагедией, ждала Андрея домой, представляла себе, что разговаривает с ним, как с живым.

Нужно сказать, что когда в 1906 году у Ивана Франко из-за болезни отказали руки, Андрей стал его верным помощником: записывал под диктовку новые художественные произведения, письма, перелистывал страницы книг, которые читал отец, сопровождал его в поездках.

— Из-за чего заболел Иван Франко?

— Ревматизм рук у него развился, скорее всего, от тяжелейших испытаний, пережитых в неволе, — в молодости его несколько раз арестовывали за социалистическую пропаганду. Он увлекся левыми идеями под влиянием историка Михаила Драгоманова. Но тот вовремя уехал за границу, а молодого Франко взяла в оборот полиция. После одного из арестов его заставили босиком пройти из Коломыи в Дрогобыч — это почти 200 километров. Дело было поздней осенью, этот этап иначе как жесточайшей пыткой не назовешь. Поэта по очереди (от одной почтовой станции к другой) конвоировали полицейские. Один из них был так потрясен тем, как мужественно узник переносит страдания, что по прибытии в Дрогобыч стал на колени и поцеловал Ивану ноги.

Что же касается социализма, то мой дедушка разочаровался в нем и назвал утопией, когда перевел главу из «Капитала» Карла Маркса о прибавочной стоимости. Он заявил, что если капиталист от нее откажется, то не будет иметь денег на модернизацию производства и улучшение условий труда рабочих.

— Как сложилась судьба остальных детей Ивана Франко?

— Младший брат моего отца Петр был химиком (на фото), — продолжает Роланд Тарасович. — В середине 1930-х в составе группы инженеров он поехал на работу в Советский Союз, поселился с семьей в Харькове, занимался наукой в Институте химии. Ему предлагали советское гражданство, но он отказался и вернулся в Галичину. Когда осенью 1939 года Красная армия заняла Западную Украину, НКВД решило использовать авторитет семьи Франко в пропагандистских целях — заставили Петра выступить с публичным приветствием новой власти. Его даже сделали депутатом Верховного Совета Украинской ССР и первым директором музея Ивана Франко, а после нападения Гитлера на СССР убили.

— Летом 1941-го чекисты объявили Петру, что его вывозят из Львова в эвакуацию вместе с профессором Кириллом Студинским и оперным певцом Михаилом Донцом, — добавляет Наталья Тихолоз. — Согласно официальной версии, по дороге все трое пропали без вести, но на самом деле их привезли в Киев и расстреляли. Об этом стало известно в минувшем году из обнародованной в России телеграммы НКВД от шестого июля 1941 года, имевшей гриф «Совершенно секретно». Телеграмма адресовалась Никите Хрущеву, который тогда являлся руководителем советской Украины.

Петр был человеком уникальным: химик по образованию, он стал одним из основателей скаутской организации «Пласт» (в ее создании участвовал и его брат Тарас), легиона Украинских Сечевых Стрельцов, первого в Галичине аэроклуба, спортивного движения в крае (вместе с Тарасом занимался футболом и волейболом), дописал несколько незавершенных произведений отца, в том числе повесть «Борислав сміється», является автором ряда собственных литературных сочинений, 36 запатентованных изобретений в области переработки молока, пособия по военной топографии, школьного учебника по физкультуре, нескольких книг кулинарных рецептов…

— Когда разразилась Первая мировая война, единственная сестра Тараса и Петра Анна гостила в Киеве у своей тети Александры Игнатович, — говорит Роланд Тарасович. — Домой она не вернулась — работала в госпитале. Со своим будущим мужем, киевским врачом Петром Ключко, познакомилась в 1919 году, когда с миссией Красного Креста отправилась в санитарном поезде в Берлин помогать украинцам, оказавшимся в плену у немцев. Ключко был главным врачом этого поезда. В последующие три года у них родились двое сыновей. Семья жила в Закарпатье. В конце Второй мировой войны Петр Ключко попал в застенки НКВД по обвинению в сотрудничестве с гитлеровцами.

На самом деле Петр Ключко просто работал сельским врачом. Анне удалось тогда выехать в Вену, оттуда она неоднократно отправляла письма Сталину с просьбами освободить мужа. В 1946 году отмечали 90 лет со дня рождения Ивана Франко, видимо, поэтому просьбы Анны были услышаны. К сожалению, тюрьма подорвала здоровье ее мужа, через несколько месяцев после освобождения он скончался. Анна с сыновьями переехала в Канаду. Дважды прилетала в советскую Украину: в 1967 году, а затем на похороны моего отца в 1971-м. Сама она дожила до глубокой старости, скончалась в возрасте 96 лет.

— Какие экспонаты представлены в Музее-квартире семьи Франко в Киеве?

— Большое количество семейных фотографий, книги, рукописи, мебель, в том числе та, которую отец привез из Львова, его личные вещи, документы, например аттестаты, полученные во время учебы во Львовском и Венском университетах. Он был филологом, знал несколько языков, переводил на украинский произведения древних греческих и латинских авторов, писал стихи и картины, увлекался спортом. На его письменном столе стоит печатная машинка фирмы «Континенталь», которую он выписал из Польши. На клавиатуре два алфавита — украинский и латинский. Отец долго искал такую машинку, смог найти только за границей. Все, что собрано в музее, еще предстоит описать и изучить.

— В экспозиции есть уголок, посвященный Роланду Тарасовичу, — добавляет директор Международного фонда Ивана Франко Игорь Курус. — После провозглашения независимости Украины кандидат технических наук Роланд Франко был назначен сотрудником нашего посольства в Лондоне. В значительной мере благодаря его работе Великобритания за символическую плату — один фунт стерлингов — передала Украине свою научную станцию в Антарктиде «Фарадей», которая сейчас называется «Академик Вернадский».

3249

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер