ПОИСК
Культура та мистецтво

Народный артист украины мирослав вантух: «в монте-карло принц альберт сказал мне: «в этом зале публика стоя аплодировала только паваротти и вашему коллективу»

0:00 20 січня 2004
Інф. «ФАКТІВ»
18 января художественный руководитель Национального ансамбля танца Украины имени Павла Вирского отметил свое 65-летие

На заключительном концерте «Славянского базара» в 2001 году в Витебске Национальный ансамбль танца Украины имени Павла Вирского готовился к выходу на сцену сразу после Филиппа Киркорова. Но во время выступления московской звезды отключилась фонограмма, и артист ничего не смог спеть. Обратившись к присутствующим на концерте президентам Владимиру Путину, Леониду Кучме и Александру Лукашенко, Киркоров развел руками: «Бывает и такое!» -- и ушел за кулисы. Зал напряженно молчал. Генеральный директор Национального ансамбля танца Украины Мирослав Вантух, как никогда, переживал за своих воспитанников.

Украинским танцорам удалось раскачать зрителей. После «гопака» наших артистов долго не отпускали со сцены.

«После конкурса Павло Вирский сказал: «Вы все плясуны, а Вантух -- танцует!»

-- Ну и здание у вас, Мирослав Михайлович! Судя по ремонту, руководители Украины к вашему ансамблю благоволят.

-- Приезжающие к нам на семинары артисты балета и танцевальных коллективов из Австралии, Канады, Америки говорят, что ничего подобного не видели. И это правда. У нас четыре больших балетных зала, шикарные раздевалки, две сауны, два гаража -- только работай!

Побывав после «Славянского базара» на репетиции ансамбля, Леонид Кучма сказал сопровождавшим его министру финансов Игорю Митюкову и вице-премьеру Владимиру Семиноженко: «Прошу решить вопрос с ремонтом здания -- здесь работают коллективы мирового уровня».

-- С организатором Ансамбля танца УССР Павлом Вирским встречаться приходилось?

-- И не один раз. В 1967 году народный артист СССР Павло Вирский возглавлял жюри Всесоюзного конкурса коллективов самодеятельности, посвященного 50-летию советской власти. В то время я был совсем молодым специалистом, работал во Львове и привез на конкурс ансамбль танца «Юность». Сразу после нашего первого номера Пал Палыч спросил у членов жюри: «Кто руководитель ансамбля?» -- «Да вы его знаете, Мирослав Вантух». -- «Не помню. Позовите его ко мне!»

Известный балетмейстер подзабыл, что два года назад мы встречались во время гастролей его ансамбля во Львове и он побывал на нашей репетиции. Несколько раз я приезжал на консультации в Киев к авторитетному руководителю.

Когда меня позвали в жюри, я, конечно, не на шутку перепугался. Подумать только: великий Вирский сидит! И не один, а вместе с лучшими представителями театрального и балетного мира! Зашел в комнату ни живой ни мертвый, а Пал Палыч обернулся и сказал: «Так это ты? Молодец!»

В перерыве Павло Вирский вышел покурить. В фойе Октябрьского дворца культуры вокруг него собрались руководители танцевальных коллективов. Многие уже известные, заслуженные. Стесняясь подойти к ним, я проходил мимо. Павло Павлович меня подозвал и, положив руку мне на плечо, произнес: «Вы все плясуны, а он -- танцует. Учитесь у Вантуха культуре танца!»

Еще одна встреча со знаменитым артистом произошла в 1973 году на концерте мастеров искусств Украины, на котором я был главным балетмейстером. Вместе с художественным руководителем Хора имени Веревки Анатолием Авдиевским мы сделали постановку «Радуйся, земле!» После ее просмотра секретарь ЦК по идеологии Валентин Маланчук заметил: «Конечно, это мог быть и финал. Но надо заканчивать песней о партии»…

Потом ко мне подошел Павло Вирский: «Ты -- талантливый хлопец! Что делаешь сегодня вечером?» -- «Ничего». -- «Давай встретимся!» Для меня было большой честью побывать в гостях у Вирского! Хотя я и не танцевал у него, но Павло Вирский был и остается моим учителем номер один. Популярный артист жил на улице Постышева. Позже, когда я уже работал в ансамбле Вирского, мы открывали мемориальную доску на этом доме. А тогда мы по-холостяцки поужинали -- жена Пал Палыча как раз была на гастролях. Конечно же, выпили. Павло Вирский любил коньяк.

«Испанские газеты опубликовали фото наших артистов, обступивших Скорцени»

-- О характере руководителя Ансамбля танца УССР в свое время ходили легенды…

-- Павло Вирский был очень волевым человеком. Возражений не терпел, поэтому любое мнение следовало держать при себе. Возможно, кому-то и разрешалось высказываться, во всяком случае, не мне -- в те времена. Но у Вирского был Божий дар -- он был одновременно талантливой творческой личностью и превосходным организатором. Умел не только создать номер, но и довести его до лоска. За это многое можно простить!

Помню, однажды руководитель Ансамбля танца УССР репетировал на сцене Дворца культуры «Украина» свою новую постановку «Добрий вечiр». Изюминкой номера были три танцевальных круга, вращающиеся в противоположные стороны. Для большего эффекта Павло Вирский сосредоточил действо по центру, а края 24-метровой сцены пустовали. Заметив это, первый заместитель министра культуры УССР Ярослав Витошинский, режиссер по образованию, спросил: «Нельзя ли растянуть круги по всей сцене!» Павло Павлович поднялся на сцену и ответил в микрофон: «Я та-ак за-ду-мал!» -- и все.

-- Можно предположить, что его категоричность нравилась не всем.

-- Расскажу вам один случай. Однажды ансамбль Вирского гастролировал в Испании. Естественно, с коллективом всегда ездили работники КГБ -- это считалось нормой. Одно время у меня заместителем по информационно-пропагандистской работе был представитель спецслужб.

И вот на выступление украинского ансамбля в Мадриде пришел не кто иной как нацистский разведчик Отто Скорцени. Предположительно он должен был подняться на сцену после концерта. Во избежание встречи со злейшим врагом Советского Союза Павлу Вирскому посоветовали уехать до окончания выступления коллектива. Но у него всегда была собственная точка зрения, и рекомендация осталась без внимания.

Когда Скорцени вышел на сцену, чтобы поблагодарить артистов, его обступили плотным кольцом. Некоторые даже рты открыли. Естественно, в местной прессе появились фотографии необычной встречи. После этих гастролей ансамбль Павла Вирского на пять лет посадили на прикол -- коллектив стал невыездным.

-- А ваш ансамбль танца «Юность» в это время гастролировал?

-- Трижды с коллективом «Юность» я побывал на Кубе. Участвовал даже в уборке тростника. Нас переодели в спецодежду, дали мачете, и мы в шесть утра начали рубку. Это очень сложная и тяжелая работа. За три часа у меня руки горели от мозолей. А кубинцы трижды отдыхали, пока «советы» работали без перекуров.

За мою 20-летнюю работу с этим коллективом на всех всесоюзных конкурсах мы завоевывали только золотые медали. А первый международный Гран-при получили в Италии в 1968 году. Приз «Золотые ворота» был выполнен в виде колоннады, на которую пошло 600 граммов золота. Этот трофей у нас «конфисковал» ЦК ВЛКСМ, потому что на конкурс в Италию «Юность» ездила по линии комсомола.

Ансамбль «Юность» постоянно приглашали на правительственные концерты в Киев, главным балетмейстером которых назначали меня. Я рос вместе со своим коллективом.

«Щербицкий позвонил в Львовский обком: «Почему Вантуха прячете?»

-- Так что приглашение на работу в столицу Украины было делом само собой разумеющимся?

-- После смерти Павла Вирского в 1975 году министр культуры Алексей Романовский предложил мне возглавить Ансамбль танца УССР. Выслушав мой отказ, министр сказал: «Тебя в ЦК уже ждет Маланчук». Секретарю ЦК я повторил, что хочу остаться во Львове. «В конце концов, ты коммунист? -- поинтересовался он. -- Тогда лети на крыльях, увольняйся, а с 1 апреля принимай коллектив! До свидания».

Я отправился в Министерство культуры к Витошинскому: «Вирский -- глыба, а я кто? Не хочу ходить по Крещатику с опущенной головой». Бывший земляк меня надоумил, что отказываться нужно, предлагая чью-то кандидатуру. Мы остановились на Киме Василенко, который и согласился принять ансамбль. Меня оставили в покое. А через пять лет опять начались звонки во Львов. Я продолжал отвечать «нет».

-- Характера, видимо, вам тоже не занимать.

-- Иначе я бы не справился с таким коллективом. Врать не буду -- боялся. Это же творчество! Иногда идет, как из рога изобилия, а бывает, «що й сокирою не врубаєш». Обратился за заступничеством к первому секретарю Львовского обкома партии Добрыку, который обещал меня отстоять. Через три месяца он вызвал меня к себе: «Как руководитель области я не хочу, чтобы ты переезжал в Киев. А как коммунист говорю: ты должен ехать!»

Выяснилось, что в обком партии позвонил Владимир Щербицкий: «Юность» -- это хорошо. Только что вы Вантуха прячете? Надо, чтобы он ехал сюда!» И у меня начался киевский период.

-- Как вы приживались в столице Украины?

-- Сложно. Через пять лет после смерти Вирского коллектив остался фактически тот же. Артистам было уже под 40 -- для балета это предпенсионный возраст. Люди меньше работали, больше рассказывали, какими они были. Не надо вспоминать, как ты танцевал. Покажи!

Естественно, я начал ужесточать порядки. Реформы вылились во множество анонимок. Писали, что я бездарный человек, польский еврей, националист, «розмовляю українською мовою» и так далее. Когда мне дали прочитать первый такой «сигнал», у меня от обиды слезы выступили. За 20 лет работы во Львове я не избежал ошибок, но никто на меня не доносил.

Я действительно всецело отдавался искусству: ни грамма не выпил в ансамбле, ни на секунду не опоздал на работу. Приходил в восемь утра, переодевался и сам занимался, готовясь к репетиции. Когда люди возвращались домой, я еще работал.

В Киеве мне сначала дали гостинку на Левом берегу, где сегодня находится магазин «Детский мир». Раньше на этом месте был парк, в котором я каждый день пробегал по 10 километров. Иногда вставал в четыре утра, топал пешком через Мост метро на вокзал, к приходу львовского поезда. Если встречал кого-то из знакомых, был просто счастлив. Я жил один, пока семья оставалась во Львове.

«Игорь Моисеев не признался, что специально пришел на наш концерт»

-- Как жена отнеслась к вашему повышению?

-- Поддержала: «Конечно, надо ехать!» Жена у меня новатор. Валентина Владимировна -- моя воспитанница, танцевала в «Юности», сегодня она директор танцевальной школы Ансамбля Вирского, народная артистка Украины, награждена орденом княгини Ольги. Дочь Галина -- солистка ансамбля, заслуженная артистка Украины, внучка Наталка тоже танцует. Сын Мирослав закончил иняз, прекрасно знает английский. Сейчас заканчивает Академию руководящих кадров при Министерстве культуры. Никто в нашей семье не занимается нефтью или газом, а оно бы не помешало. Служение искусству -- не бизнес. Когда-то я шутил: «Якщо дають зарплату, то отримують всi Вантухи, якщо не дають -- вся сiм»я без грошей».

-- Признанием каких людей вы особенно дорожите?

-- Известного балетмейстера Игоря Моисеева. Мы работали свой концерт в зале имени Чайковского -- в этом помещении базируются Ансамбль народного танца России под руководством Игоря Моисеева, Русский народный хор имени Пятницкого и оркестр народных инструментов имени Осипова.

Первое отделение закончилось на ура. Зал аплодирует, я радуюсь, как ребенок. В перерыве встречаю Игоря Моисеева: «Здрасьте, Игорь Александрович! -- он же меня хорошо знает, я три месяца был у него на стажировке. -- Спасибо, что пришли к нам на концерт!» «Да нет, я здесь репетировал», -- почему-то слукавил известный артист. Хотя понятно, до семи вечера не репетируют. После концерта Игорь Александрович подошел ко мне со словами: «Знаешь, если бы Паша жил (имея в виду Павла Вирского), сказал бы тебе «спасибо» -- его дело находится в надежных руках!»

Игорь Моисеев отметил, что я сохранил колорит Павла Вирского. Его лучшие номера остались в нашей программе. Новые стараюсь ставить «под Вирского», что очень сложно. Раньше для этого приходилось наступать на горло собственной песне. Правда, теперь иначе работать не могу: стиль Вирского у меня уже в крови.

-- А как вас встречали за рубежом? Говорят, в Монте-Карло вашим выступлением были поражены монархи?

-- В 2001 году нас пригласили выступить на приеме по случаю открытия турнира по теннису в Монте-Карло. Этот вид спорта в Монако очень популярен, вся страна буквально расчерчена кортами. В Монте-Карло отвоевали кусочек моря, построив на искусственной насыпи шикарный Звездный зал. Открываются двери и прямо у стен плещется море -- красота! Зрители, среди которых были такие известные спортсмены и политики, как наш Сергей Бубка, принц Альберт с семьей, расположились за столиками. Я со своей командой сижу в зале и нервничаю: не люблю выступать перед пьющими и жующими людьми -- для этого есть рестораны. Но за рубежом так принято.

Первые 15 минут на сцене Звездного зала свое искусство демонстрировали шведские жонглеры, потом кубинский оркестр исполнил джазовые композиции. Выступления артистов сопровождались звоном бокалов, постукиванием ножей и вилок о тарелки, движением официантов. Когда же вышла группа ансамбля Вирского, публика замерла, как будто ее кто-то выключил. 75 минут в зале не звенели столовые приборы, гарсоны ничего не носили и не разливали. Принц Альберт следил за нашим выступлением, открыв рот… Даю вам святой крест!

Во время финала зрители встали и забросали сцену цветами -- до этого на каждом столике стояли вазы с изысканными букетами. Из-за цветов артистов не было видно по пояс. После нашего выступления министр культуры Монако пригласил меня к столу принца Альберта. Принц поднялся мне навстречу со словами: «Я знаю, что в вашей стране есть экономические проблемы. Но если у вашего народа такая высочайшая культура, вы обязательно справитесь с трудностями. Видите, -- он указал пальцем, -- эти сытые миллионеры стоя аплодируют в этом зале второй раз. Первый -- когда на его открытии пел Лучано Паваротти, и вот теперь -- на выступлении вашего коллектива!»

914

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.